АСФАЛЬТ
Невыносимая легкость скейт-бытия
Кишинев с Vans Russia
Текст: Вадим Абрамов
Фото: Лёша Лапин
Как-то раз в Москве в конце лета, когда деньки уже стали короткими, а ночи — прохладными, Кирилл Коробков (тим-менеджер российской команды Vans) сообщил мне: «Вадос, мы тут в октябре организовываем тур в Молдову. Погнали с нами, когда еще ты побываешь в осеннем Кишиневе! В Питере ты будешь уже мерзнуть к этому моменту. Представь только, какой это кайф: сесть в самолет — и через пару часов оказаться под лучами теплого южного солнца. Соблазнительнее не придумать».
Признаюсь, в погоне за теплом путем постепенного перемещения на юг, когда в твоих родных краях все уже трясется от выпавшего снега, я в первых рядах. У меня даже квартира в Краснодаре есть, лишь бы вокруг меня как можно дольше сохранялся свежий воздух улиц, а не затхлость отопленного сарая под названием «скейт-парк», погребенного под грудами снега, где может быть только один интерес в катании — быстрее, выше, сильнее. Короче, согласился я на эту поездку без каких-либо колебаний.
Vans Russia in Moldova
Алексей Красный - backside noseslide.
Два часа полета из Внуково в Кишинэу прошли незаметно: четыре скейтбордиста вместе с фотографом, оператором и тим-менеджером приземлились в столице Молдовы. Нас встречал самый маленький и дружелюбный аэропорт, в котором мне доводилось когда-либо бывать. И… совершенно недружелюбный пограничник. Мои взрослые друзья мне Америку открыли, рассказав о Приднестровье, пока офицер куда-то утащил наши паспорта. Мы решили, что причина задержки состоит в очередном обострении конфликта.
— Цель визита? — Катание на скейтбордах. — У нас в стране нет площадок. — Мы приехали кататься на улицах.

Спустя десять минут (проведенных, видимо, в Гугле) он снова выходит к нам. Последовал вопрос, сразивший всех наповал:

— Кто из вас пишет статьи для сайта skater.ru?
В современном мире уже ничего ни от кого не скроешь. После обещания Кирилла, в свое время редактировавшего этот легендарный сайт, не писать статьи на другие темы, кроме скейтбординга, нас отпускают. Позже открывается истинная причина задержки: турецкий президент Реджеп Эрдоган «на районе». Все центральные улицы перекрыты, владельцам общепитов вблизи правительственного квартала запрещено работать на время официального визита турецкого лидера. Безопасность прежде всего, а безопасность правителей — самое главное, что должен обеспечивать своему руководству любой "благодарный народ". И уж никак нельзя путаться под ногами у «отцов нации», когда они изволят совещаться. Тем не менее поужинать нам все-таки удалось, правда, пришлось ради этого протопать пару лишних кварталов подальше от правительственных учреждений.
До приезда в Кишинев я и понятия не имел, что это за город такой. «Наверное, советский», — думал я, и больше никаких мыслей не приходило в голову. Так и оказалось, «советского» там действительно до сих пор предостаточно. Генеральный план застройки столицы Молдовы разрабатывался при непосредственном участии московского архитектора Щусева, который родился и вырос в этих краях. Того самого, который когда-то создавал облик сталинской Москвы, проектировал ленинский мавзолей, гостиницу «Москва» и здание Казанского вокзала. Кишинев и сегодня стоит на сваях союзного фундамента, только кое-где обросло, поросло и отвалилось советское наследие.
Мерч Асфальта
Мне он показался смесью трех городов, в которых довелось побывать до этого: Житомира, Алма-Аты и Краснодара. В первом, в ближайшем к столице Украины областном центре, родилась моя мама. Я запомнил его тихим провинциальным городом, зеленым, с огромным количеством аллей и парков. Кишинев тоже густо засажен большими деревьями — платанами, каштанами, кленами. Некоторые настолько старые, что коммунальным службам приходится их спиливать (двухметровые в диаметре пеньки по-прежнему местами возвышаются то тут то там — мы даже покатались на одном таком препятствии как-то).
Алма-Ату Кишинев напомнил мне тем, что часть города здесь также находится на возвышенности. Каждый день по дороге из хостела в центр мы скатывались по пологим даунхиллам проезжих частей, обгоняя слегка растерянных и не привыкших к скейтерам молдавских водителей. Перемещаясь по городу в забитых старых троллейбусах или на скейтах, мы созерцали архаичную хрущевско-брежневско-горбачевскую архитектуру и обширные территории частного сектора, а я ловил себя на ощущении: как будто едем мы по незнакомому мне району уже родного Краснодара, в который я перебрался на ПМЖ несколько лет назад.
Vans Russia in Moldova
Алексей Красный - shove-it nosetap to early grab off.
Из пяти дней, проведенных в Молдове, катались мы все пять. Спотов в Кишиневе не так чтобы очень много, но они там есть. В основном это памятники советским деятелям, здания советского культурно-административного фонда, фонтаны той же эпохи ну и какие-то стандартные конструктивные элементы улиц типа поручней или парапетов. Да, длительные пешие перемещения по городу порой утомляли, но иногда, проверяя, а что там за углом, мы натыкались на интересные, не катанные ранее никем препятствия. С полицией проблем не было: за все время нашего пребывания там мы с ней ни разу не пересеклись. Местный скейтбординг существует тут, но на зачаточном уровне: здешние скейтеры показывали неплохое катание с достаточно сложными трюками, но катались они только в своем локальном скейт-парке. Скейтеров в Кишиневе немного, человек 20—30, наверное, — как в Москве в конце 90-х. Скейт-индустрии в Молдавии как таковой нет — есть один скейтшоп на всю страну, и на этом, кажется, всё.
В общем, визуально и по ощущениям Кишинев, да и думаю, что вся Молдова, застрял где-то на уровне российских 90-х. Трудно сказать, очнется ли эта маленькая страна от такого затяжного сна в ближайшем будущем, но она очень надеется на помощь Румынии, уже давно мечтая слиться с ней в едином порыве, разорвав оставшиеся связи с Россией, которую винит во многих своих печалях и бедах. Антироссийский настрой здесь ощущается и на бытовом уровне. Нам несколько раз делали замечание, почему мы не говорим на молдавском, принимая за местных, когда мы не могли поддержать случайную беседу с прохожими.
Kirill Korobkov Vans Russia in Moldova Vans Russia in Moldova
Тем не менее мы ни капли не пожалели о том, что отправились всей командой в Кишинев. Есть там и хорошие люди, радующиеся гостям из России, и адекватная современная молодежь, которой все эти националистические штучки до балды. И хотя сегодня столица Молдовы — это разваливающийся местами частный сектор в центре города, хаотично заставленные машинами улицы с разбитыми тротуарами и проезжими частями, бесконтрольное буйство рекламных вывесок и объявлений, недострой и заброшки, архитектурная какофония и спорадические пристройки к жилому сектору, неработающие светофоры и куча проводов повсюду, бедняки, торгующие своим немудреным скарбом прямо на тротуарах, уличные попрошайки и цыганские мамашки с чумазыми ребятишками, все же есть во всем этом хаосе какая-то прикольная энергетика, как в фильмах Эмира Кустурицы. Есть и тихий уют старого дома из детства, как в перестроечных фильмах, где, несмотря на всю бедность антуражей и нарядов действующих лиц, почти всегда присутствует оптимистическая вера в то, что завтра все обязательно изменится к лучшему.
Vans Russia in Moldova
А вкупе с настоящим «индейским» (как говорят "наши американские партнеры"), а по-нашему бабьим летом, таким ярким и насыщенным, каким оно может быть только в южной части Центральной Европы, чувствуешь в этих краях действительно какую-то опьяняющую до кончиков волос кундеровскую невыносимую легкость бытия. Осень уже в самом разгаре, а солнце припекает еще о-го-го, катишься себе на доске по желто-красному от умирающих листьев городу в футболке и просто радуешься, что тебе тепло, светло и ты никому ничего не должен. Как говорил смешной штангист в старой рекламе «Билайна»: «А мне больше и не надо».
Хостел (лирическое отступление)
С кишиневским хостелом нам реально повезло. Представьте себе одноэтажный дом на тихой улочке с собственным двориком, весь увитый сладким виноградом, который никто не собирает, с уютной верандой, где можно свободно расслабляться звездными октябрьскими вечерами. Вот в таком месте мы и жили.

Каждый новый день в хостеле начинался весьма необычно — с зарядки. Что-то новое в скейтерском распорядке дня: где вы видели, чтобы скейтеры вообще заботились о своем здоровье? Стакан воды натощак и комплекс упражнений по специальной методике от Юры Ренова «Кошечка»: кошечка смотрит на хвостик, кошечка вытягивается вперед, кошечка вытягивает лапки… Каждое утро мы с Юрой лежали на грязном полу общей комнаты, пытаясь «накормить» упражнениями наш позвоночник. Лишь бы восстановить мышечное кровоснабжение и компенсировать последствия беззаботной (читай: безответственной) скейтерской молодости. Лично мне это не в тягость, ибо стоит того: ощущения до комплекса и после несравнимые — «деревянность» исчезает, разогретое тело дарит чувство полета. Самое время отправляться кататься в город.

Каждый же вечер у ребят проходил в режиме алкогольного возлияния на внутреннем дворике хостела. Сам я не пью уже лет пять, но не отрицаю, что алкоголь занимает значительное место как в скейтерской культуре, так и в культуре всего человеческого общества в целом. Культура общения многих народов значительно завязана на процессе совместного застолья, многими творческими людьми алкоголь использовался для генерации идей, стимулирования порыва креативности, раскрепощения мысли. А где же еще пить молодое вино нового урожая в октябре, как не в Молдове, которая испокон веков славилась своими винодельческими традициями, и кому же, как не скейтерам, среди которых каждый второй либо художник, либо поэт, либо артист?! Конечно, парни не могли устоять перед соблазнами зеленого змия, «уговаривая» за вечер под беседу не одну бутылочку виноградной амброзии местного розлива.

Так мы и жили всю эту неделю. С утра — спорт, вечером — выпивка. Парадокс скейтбординга.
P.S. Если будете в Кишиневе — передавайте привет администратору Ленке из хостела «Фанки Мамалыга» от скейтеров-москвичей!
Если вам понравился наш материал, расскажите о нем друзьям, нажав на одну из кнопок ниже.
Другие материалы